малі дзвінниці
На нашому сайті Ви можете прослухати красивішу музику дзвіночків та дзвонові дзвони...


Є спеціальні дослідники впливу звуків дзвону на організм людини, кампанологи. Вони стверджують, що під вспливом плавних, легких мелодій та розсіюючих увагу дзвонових ритмів, хронічні болі післе операцій та нездужання замітно знижуються.


Безумовно, в різних країнах дзвони мають свої особливості. Про це каже й само слово дзвін (на рос. „колокол”). Його етимологія сходить до староіндійського слова «kalakalas» — шум, крики. З грецької «калео» означає „оклик”. Давні латиняни казали «kalare» - кликати


Дзвін дзвонів завжди створює відчуття магічної сили, якоїсь чарівності та таємничості. Це враження створюється не стільки самим ударом в дзвін, скільки його гулом. Дзвони, які зіграли визначну роль в історії, слугували народові благодатною їжею для великої кількості чарівних легенд.


 
 
Русские колокольчики, их функции и история литья
Можно сказать, что древнейшей, изначальной функцией всякого колокола является сигнальная. Об этом говорит и само слово «колокол»: от греческого «калео» - зов. Древние латиняне говорили «kalare»— созывать. Сигнальная функция и на сегодняшний день является первостепенной для железнодорожных, пожарных, корабельных колоколов, и, конечно же, для дверных и настольных колокольчиков. В художественном плане наиболее интересными экземплярами являются, в основном, представители двух последних групп.


Дверные колокольчики нередко являлись не только оповещением о приходе гостей, и считались оберегами дома. Зачастую они оформлялись надписями наподобие «Звени веселей у дверей». В плане оформления наибольшим разнообразием отличались настольные колокольчики, которые в богатых домах служили для вызова прислуги, а в общественных учреждениях - для ведения собрания. При этом чашеобразный корпус и ручка-стержень могли быть совсем простыми или украшались богатым декором, характер которого зависел от ведущего стилевого веяния эпохи. Некоторые настольные колокольчики отлиты как подлинное произведение искусства и сейчас являются музейными ценностями и украшениями частных коллекций.


Сугубо функциональные колокола, такие как железнодорожные, пожарные, корабельные, как правило, довольно просты по форме, присутствует минимум декора. Корабельные колокола часто имеют соответствующую названию корабля надпись по окружности внешней поверхности.


Хоть редко, но иногда даже сигнальные колокола отливались с использованием традиций церковного колокольного литья. Это было распространено в1920-е годы прошлого века, когда мастера, работавшие для церкви, по понятным причинам не получили традиционных заказов. Так и перешли они на производство сигнальных и корабельных колоколов. Ярким примером тому служит сигнальный колокол валдайского мастера Г. Андреева (1929 г.).


К сожалению, с 1930 года колокольное производство в России практически прекращается. Промышленное производство сигнальных колоколов, в основном это были корабельные рынды, в советский период производилось на заводе “Кама” в г. Перми. По специальным заказам литье осуществлялось также в других колокололитейных центрах, например, на Валдайском механическим заводе.


Долгое время советской власти в России колокольная традиция существовала и передавалась только в устной форме. Преимущественно в фольклорном виде существовала и сама история русского колокольного литья, в том числе и валдайского.


Народные предания связывают зарождение колокольного производства на Валдае с разбившимся здесь в конце XV века вечевым новгородском колоколом. Если верить легенде, из его осколков и родились знаменитые, воспетые в стихах ямщицкие колокольчики Валдая.


Поверий этих великое множество. Одно из них относит начало колокольного литья на Валдае к XVII веку. В 1656 году государев мастер Александр Григорьев работал в Иверском монастыре, отливал Никоновский колокол. Остатки колокольной бронзы мастер отдал помогавшим ему жителям Валдая. С тех пор, утверждают и сами мастера, и простые местные жители, в Валдае льют колокола.


Традиции всегда соблюдались и в высших слоях населения. Так, настольный колокольчик всегда был неотъемлемой деталью русского жилого интерьера на протяжении всего XIX века, до тех самых пор, когда появился электрический звонок. Чаще всего такие колокольчики изготавливались из бронзы. Этот металл легко поддается изящной обработке, относительно не дорог, при этом из него можно извлечь необходимую для этого рода предметов звонкость. Настольный колокольчик был не только инструментом для вызова прислуги. В кабинете должностного лица на письменном столе или на туалетном столике великосветской дамы, он украшал повседневный быт владельца. Зачастую его подбирали в соответствии со стилевым решением окружающих предметов - кабинетной бронзой, письменным прибором, канделябром и мебелью. Нередко колокольчик входил в комплект с чернильницей. Начало эпохи историзма в искусстве интерьера, примерно конца 1830-х годов, фантазия в украшении колокольчиков становилась поистине безграничной. Художники и ремесленники воплощали в этих изящных вещицах искусство прошлого, пробуждая к жизни уже подзабытые формы и орнаменты. Именно тогда появляются колокольчики в стиле ренессанс, барокко, рококо. Модным было использование восточных и русских национальных орнаментов и мотивов. Нередко настольный колокольчик нес в себе конкретную идейно-смысловую функцию, отражавшую сущность владельца. Элементы декора колокольчиков можно разделить на несколько жанров.


Мемориальный жанр представляет собой модель знаменитого церковного колокола, например, колокол собора Святого Петра в Риме, Царь-колокола в Москве. Поучительный жанр иллюстрирует сюжеты басен и сказок. Шуточные колокольчики отливались в виде бутылки вина, гири, мешка, пчелиного улья. Существовал также и игриво-фривольный жанр: колокольчики изображали чертей, вакханок, забавные охотничьи сценки. Зачастую обыгрывалась национальная экзотика в колокольчиках, выполненных в виде фигурок китайцев, русских мужиков, крестьянок. Прототипом колокольчика могли служить конкретные литературные и исторические личности или целые сцены литературных произведений. В собрании Эрмитажа основная часть колокольчиков, около 700 экземпляров, это фрагмент коллекции Александра Матвеевича Кованько, одного из первых российских воздухоплавателей. Собранию этой своеобразной коллекции он посвятил долгие годы своей жизни, каждый предмет которой хранит в себе частицу ушедшей эпохи и память о населявших её людях.


[an error occurred while processing this directive]